27 апреля 1997 года, КЦ Меридиан, электричество

27 число пришлось на воскресенье - на Пасху. Зал был забит до отказу, даже на балконе было тесновато. Первым делом Шахрин успокоил всех: мы приехали не работать, а отдыхать вместе с вами. Действие началось с 'Не со мной'. После 'Не дай мне повод' публика не садилась в кресла даже во время медленных композиций и дружно подпевала музыкантам во время исполнения 'Ой-йо', 'Оранжевого настроения', '17 лет'. Как выяснилось, после концертов музыкантов развозит по домам небольшой автобус, но недавно какой-то негодяй разбил в нем стекло (Бегунов предложил применить к нему высшую меру - повестить за то, что сегодня красили), и теперь им приходится возвращаться домой на трамвае, спев одноименную композицию. Малоимущим и социально незащищенным слоям населения Бегунов посвятил 'Хитрого'

По сравнению с осенним акустическим концертом стало гораздо больше перемещений по сцене. Запомнились 'ласточки' Шахрина во время 'Белой вороны', и, по-моему, все же был прыжок с барабанной надстройки с расставленными руками. О 'Коте' музыканты сказали, что никак не доберутся до студии записать эту песню. Из новых песен прозвучала 'Я рисую на окне' на стихи С. Шкаликова (МХАТ). 'Шабенина' и 'Внеплановый концерт', как обычно, несли информационную нагрузку. 'Мою квартиру' знают и в Средней Азии из-за интернационального слова 'шакал'

После почти двухчасового выступления музыканты, проявив мужество, вышли на бис и спели 'Поплачь о нем' и 'Рок-н-ролл это я', перед которой Шахрин попросил подпевать, сославшись на простые слова, что даже он запомнил: о-о-о-о-о! Праздник действительно удался.

Никита Платонов.