Fuzz. ?3 март 1998г.

Александр Устинов, Валерий Жук. 'Шахрин + Бегунов' (Интервью состоялось в рамках программы 'Русский Рок' на 'Радио 1 Петроград')

Fuzz: (Шахрину) Со времени последней нашей встречи запомнилась одна фраза, сказанная тобой, Володя: "Мы никого не хотим удивить своей музыкой, но порадовать можем". Вы по-прежнему придерживаетесь этого изречения?

Владимир Шахрин: Да, я думаю, что те новые имена, артисты, которые сейчас только появляются на сцене - вот их задача удивлять, обращать на себя внимание. Нам же сейчас сделать это уже очень трудно.

Владимир Бегунов: Насчет удивлять-не удивлять, умничать-не умничать... Вот появилась прекрасная группа СТАРЫЙ ПРИЯТЕЛЬ. Ребята не умничали, не пытались никого удивить, а просто стали петь прекрасные мелодичные песни. И вот у них все закрутилось: на радио, эфиры, клипы, все такое. Вот пример...

Шахрин: Даже не в этом дело. Просто, да, мы по-прежнему считаем, что наше дело развлекать и радовать людей. А удивлять и так есть кому - Кио, например...

Бегунов: Или члены нашего правительства...

Шахрин: Ну с этими тягаться совсем бесполезно, просто нереально.

Fuzz: Будем считать все только что сказанное вами прелюдией к основной теме нашего разговор. У вас имеется солидное издание музыкальных сочинений на СD, и хотелось бы сделать эдакую ретроспективу вашего творчества. Суть в следующем - мы называем песню, а вы рассказываете, как она появилась на свет, как записывалась, что с ней связано.

Шахрин и Бегунов: Давайте попробуем...

Fuzz: Первая песня с "Оранжевых Настроений" - "Белая Ворона".

Бегунов: Она появилась в альбоме "Дерьмантин". Ее категорически отказывался играть наш тогдашний барабанщик Зяма, Вова Назимов. И было понятно, почему...

Шахрин: ...Потому что он вскоре ушел играть в НАУТИЛУС. А песня была конкретно посвящена группе НАУТИЛУС. Наша любовь к ним вот так немного странно выражалась. В оригинале она немного жестче, на одном аккорде - такое панковское произведение. Там все реальные герои - Слава, Дима и Витя - первый состав НАУТИЛУСА. Мы первый раз тогда видели, как люди, которых мы хорошо знаем, становятся, ну не то, чтобы идолообразными, но уж точно очень популярными. Вокруг них куча девчонок вздыхает и все остальные атрибуты присутствуют.

Бегунов: А нынешняя аранжировка - такая CLASH'ео6разная - первый раз прозвучала на концерте в Свердловском цирке то ли в 88-м, то ли в 89-м году.

Fuzz: Следующая - "Рок-н-ролл Этой Ночью".

Шахрин: Песня времен 86-87 года. Ей просто повезло. В свое время мы ее немного поиграли и задвинули, а в том, что она опять вылезла, большая заслуга Димы Гройсмана (директор ЧАЙФА - ред.). В альбоме не было явного стопудового хита, и главная проблема была - на что снимать клип.

Дмитрий Гройсман: Ситуация была такая. Ребята сказали: "Давайте отснимем клип на какой-нибудь рок-н-ролльчик". Они поговорили о песне "Пиво" и еще о какой-то, а я хотел снимать на "Шаляй-Валяй". И я отдал фонограмму этой песни Терри, свердловскому режиссеру, чтобы он придумал какой-нибудь сюжет. А на этой же кассете был записан вдогонку и "Рок-Н-Ролл Этой Ночью". Через некоторое время он принес мне сценарий, какой-то сырой такой, неодушевленный. Я говорю: "Чего-то здесь не то". А он: "Да, правда, но вот там у тебя "Рок-Н-Ролл Этой Ночью" после идет... Я стал отнекиваться: "Нет-нет, не годится. Традиционный рок-н-ролл, чего на него ставить..." А он гнет свое - "Ну, рассказывай, ладно," - говорю. И он начал рассказывать про все эти штучки: АС/DС там, ZZ ТОР. И я понял, что, да, клево может получиться. Мы сделали задники под "Оранжевое Настроение". И когда я позвонил ребятам и сообщил, что есть идея, пересказал ее, то минут через пятнадцать мне вновь звонит Шахрин и говорит: "Там еще здорово из GENESIS сделать, как они ходят". Вот мы, что вспомнили, все шутки понравившиеся в клип и поместили. Хотя многое осталось неохваченным: и KISS, и Хендрикс, но это тема необъятная.

Шахрин: Но, в конечном итоге, мы говорим о песне, а песне просто повезло. Она неожиданно стала популярной, и теперь мы играем ее на финише наших концертов. Кстати, все связанное с "Рок-Н-Роллом Этой Ночью" подтверждает еще один наш постулат о том, что в песне ни слова, ни музыка не главное. В песне главное - настроение, эмоции.

Fuzz: Теперь "Рок-Н-Ролл - Это Я". Эта песня какая-то очень взрослая для тех времен у вас получилась. Такое ощущение, что вы уже долго пожили, много видели...

Бегунов: А так и было. У нас был огромнейший опыт игры на танцплощадках. Мы с Вольдемаром в 96-м отметили двадцатилетие музицирования. Вместе и по отдельности прошли всю цепочку: школьная группа, студенческая, армейская. Играли под Дилана, кантри и что-то там еще. К тому же, поработали уже на нескольких странных работах - в общем, побросало нас.

Шахрин: Нам действительно казалось, что мы уже взрослые, что все интересное позади, что ничего дальше не будет. Да, у нас есть гитары, мы что-то там для себя играем, придумываем, а дальше - ничего... обычная жизнь, семьи, дети. Второй виток пришел уже после, когда мы снова впали в детство и стали играть буги-вуги.

Бегунов: Это уже когда стало понятно, что не все пропало, жизнь продолжается. А тогда был такой тупиковый период. Заниматься музыкой было бесконечно мило, приятно, интересно, но это не приносило вообще никаких денег. А дома уже гудели семьи. Вот это настроение и отразилось в песне.

Fuzz: "Вольный Ветер".

Бегунов: 0, в то время эта вещь была нашей... позицией, что ли. Тогда существовал питерский рок, московский, свердловский, и это была такая вот уральская позиция.

Шахрин: Я помню, что мы ее первый раз сыграли на первом фестивале в Свердловске, и это была первая песня, которая стала хитом.

Бегунов: Наша, наша была такая, с Урала!

Шахрин: Да и зал сразу же подхватил. Это был один из хитов, который сразу же пробил народ.

Fuzz: "Оранжевое Настроение" - песня, которая дала название двум альбомам. Откуда она, откуда вообще настрой такой? Долгое лицезрение "Икарусов" и ассоциация с цветом?

Бегунов: Тогда, кстати, самое яркое пятно было в Свердловске. Такой серый был город. Единственное - заборы у нас тогда в зеленый цвет красили, по указанию нашего теперешнего президента. Он же в то время у нас Батькой был, так сказать. Голова. Его тогда многие в Свердловске называли "Волшебник изумрудного города". Любой забор в городе был покрашен в зеленый цвет.

Шахрин: Может быть, у нас на контрасте получилось. Но, честно говоря, я не помню, как написал эту песню. Она старая, мы ее еще первым составом играли, но много пафоса давали и что-то не получалось. А после выхода пластинки ее стали петь. У нас в Екатеринбурге, ее очень любят студенты. Нам говорили, что на записях песня ходила давно, но никто не знал, чья она. Вот такая ситуация: написано произведение в 80-х, а популярным стало в 90-е.

Fuzz: Теперь поговорим об "Ой-Йо".

Бегунов: Для меня это самая загадочная песня. Потому что Вовка написал ее черт знает когда, а она каждые пять лет становится актуальной. Меня все время это удивляет.

Шахрин: Я точно помню, что написал эту песню на озере Балхаш, в абсолютно благостном состоянии. Мне было очень хорошо, а получилась эдакая прокламация. Но нам эта песня абсолютно не надоедает. Мы играем ее очень часто, и публике нравится. Каждый в "Ой-Йо" вкладывает свой смысл. Нам часто говорят: "Ой-Йо" - это история моей жизни". И, опять-таки, это песня настроения.

Бегунов: На самом деле, практически у каждого второго есть подружка Галя, которая, гадюка такая, жену сбивает с правильного пути. И потом, на Руси очень любят такие вот распевы, как "ой-qо", хором петь. Шахрин: И, в конце концов, мы тот же народ?! Нам нравится петь такие песни.

Fuzz: "Оставьте Нам Нашу Любовь". Есть мнение, что она похожа на "Апоther Brick In The Wall".

Бегунов: С этой песней вообще фигня случилась. Мы тогда в Питере писались у Мурзика, и до того там пытались всего накрутить, что основной гитарный рифф записать забыли. Потом уже слушаем, чего-то не хватает: "Е-мое, гитары-то нет!" А там был светлый, красивый такой гитарный рифф, мы его играли на концертах, а получилось в результате достаточно тяжеловесно.

Шахрин: Да, я вот сейчас пропеваю про себя, действительно, похоже на PINK FLOYD, похоже. Из-за той потери, о которой Вовка сказал, песня получилась трагической. Однако, она искренняя и я готов сегодня подписаться под ее словами. В жизни меняется многое...

Бегунов: Очень много отняли ценностей, ничей не вернув взамен...

Шахрин: Люди живут по-разному, кто-то кому-то, возможно, завидует, и вот если у нас еще и любовь отнимут, то все, тогда - точно кранты.

Fuzz: "Псы С Городских Окраин" - наверное, самая злая песня ЧАЙФ?

Бегунов: Да, жесткая вещь. Но это же стая. Мы все в этих городах живем.

Шахрин: Когда мы начали ездить по всей стране то поняли, что вообще-то городов, обладающих какой-то индивидуальностью, очень немного, а уж новостройки и вовсе одинаково безликие. Там живут люди практически одной формации, одного социального уровня. Вот я живу на окраине Екатеринбурга, район МЖК (молодежный жилой комплекс). Строили его тогда молодые энергичные люди. Теперь им всем по 35-40 лет, а детям их 14-16 лет. Такого огромного количества подростков я никогда не видел. Действительно стая ми ходят, заняться им абсолютно нечем. Они хозяева дворов. Это реальная картина.

Fuzz: "Крепость".

Бегунов: Хорошая песня. Девчонкам нравится, считаю, что у нас мало песен, чтобы девчонкам нравились, на наш взгляд. Мы ведь достаточно взрослая группа, мужская.

Шахрин: Процентов на 70 эта песня посвящена моей жене, оставшиеся 30 - ирония относительно самого себя. Я считаю, что успех этой песни в том, что достаточно лиричный текст перемешивается с ироничными фразами.

Fuzz: "Поплачь 0 Нем".

Бегунов: Один наш знакомый, Саша Козлов, говорил, что для нас это полотно, как для ROLLING STONES 'Satisfaction'. Как РОЛЛИНГИ могут уйти со сцены, не спев 'Satisfaction'?! Для нас, по Сашиным словам, с песней "Поплачь 0 Нем" аналогичная ситуация. Мне было лестно такое слышать. Хотя это я хвастаюсь.

Шахрин: Есть очень много версий, которые я читал. Что эта песня посвящена и Башлачеву, и Цою, и другим...

Бегунов: Мне всегда не нравилось, что она стала какой-то заупокойной, как концерт Чайковского. Как кто-то умрет, так ее по радио сразу крутят. То же самое с "Не Спеши". Меня это сильно коробит.

Шахрин: "Поплачь" от навязывания на зубах и от того, чтобы стать главной песней по поводу безвременных кончин, спасла длина. На нее клип снять дорого и часто показывать его дорого. Я думаю, только к лучшему, что мы не сделали всего этого. А к тому, что она стала такой гимнообразной, руку приложил Гарик Сукачев. Я когда первый раз услышал, как ее БРИГАДА сделала, со всеми этими дудками, "Всем стоять, флаги подымать", я был в ужасе. Я Гарику объяснял: "Это же баллада про меня самого". Там сначала такие слова были: "Поплачь обо мне, пока я живой". Но потом мне показалось, что это коряво звучит и как-то нескромно, поэтому переправил.

Бегунов (с иронией): Это сейчас уже можно петь как в оригинале, а тогда...

Шахрин: Гарик мне тогда сказал: "Это тебе кажется, что это баллада, а для меня она должна быть такой - с дудками, пафосом. Ты не врубаешься ни фига в собственную песню." И сделал по-своему. И ничего, я привык, мы даже сами тоже сдвинули в этой песне темп.

Fuzz: "С Войны".

Шахрин: Я написал ее в Питере. Мы ночевали дня три на Петроградке в старом, почти заброшенном доме, с мрачным двором-колодцем, грязным парадным, где первые этажи уже расселены, но при этом ходит лифт, и на последнем этаже еще живут люди. Причем, на одной квартире номер "88", а на другой, скажем, "12", и они находятся друг напротив друга. Абсурд какой-то. И к нам пришел один из питерских достаточно известных музыкантов, фамилию его я называть не хочу. Мы выпили немного, сидели и говорили. И он начал рассказывать, что мы все солдаты рок-н-ролла, воины, бьемся, рубимся каждый на своей войне. Я, говорил, с гастролей вернулся, а в квартире замки новые. Устал как черт, сил нет, да пошло все на..., ни дома, ни семьи. Все это и нашло отражение в песне. А потом ее многие афганцы восприняли как свою, омоновцы тоже, а на самом деле - это о музыканте. Хотя, если кто-то находит в ней личные мотивы, то, значит, это и их песня.