Радио 'Максимум' - утреннее шоу 'Взлетная полоса' - 'За чашкой чая'. 15.10.98г.

Жаворонки - Ольга Максимова и Эльмар Ишиев

В.Шахрин: Да.
О.М.: Алё
В.Ш.: Да
О.М.: Владимир?
В.Ш.: Да
О.М.: Зрасьте. Это 'Максимум', утреннее шоу 'Взлетная полоса' и жаворонки Ольга Максимова и Эльмар Ишиев.
В.Ш.: Здравствуйте!
О.М.: Не побеспокоили Вас?
В.Ш.: Нет. Я уже с утра вышел гараж от снега откопал.
О.М.: О! А я же видела, да, по телевизору, что в Екатеринбурге уже идет снег.
В.Ш.: Он у нас уже по пояс
О.М.: Какой кошмар! А какая температура?
В.Ш.: Нет, температура ничего так, по-моему, 3-4, но дует.
О.М.: Ну, ничего себе!
Э.И.: Это у вас, прям, Новый год скоро будет?
В.Ш.: Ну, в принципе, да. Вот сейчас, только что заходил - у нас сейчас будет репетиция - заходил Валера, наш барабанщик. Поздравил меня с Новым годом, как раз, зимней резиной, там, со всеми положенными атрибутами.
Э.И.: А я вот, Володь, тебя обрадую, потому что когда вы приедете на концерт в ДК Горбунова, вы увидите, какая здесь солнечная и хорошая погода.
В.Ш.: Ну, это так должно быть. У нас, в принципе, записано в договоре так, что два пункта в нашем контракте: никаких гамбургеров в гримерке и солнечная, ясная погода.
О.М.: А почему гамбургеров-то? Вы не любите гам-гамбургеры
В.Ш.: А вы любите?
О.М.: Да, нет. Мне просто интересно. Я как-то спокойно отношусь. Когда жрать нечего, то могу и гамбургер съесть.
В.Ш.: Ну, когда нечего, да. Ну, мы же не пишем в условиях контракта, там нет такого пункта, чтоб когда жрать нечего.
Э.И.: Все правильно, правильно. Гамбургеры жрать нечего.
О.М.: Ой, а кто вчера наворачивал в 'МакДональдсе'?
Э.И.: Так, тихо, не надо этого говорить. Так, Володь, вот такой вопрос.
О.М.: Мы хотим, вернее, поздравить, с самого начала, не только с Новым годом екатеринбургским, но и с выходом нового альбома.
Э.И.: Да, 'Шекогали' который называется и, вот, в связи с этим, вопрос: почему 'Шекогали'? Откуда такое название?
В.Ш.: Ну, в принципе, мы уже даже забыли, что у нас этот альбом появился, потому что мы записали его в мае месяце и долго ждали его выхода. И я так понял, что к концерту будет только сингл, в общем-то, не весь еще альбом.
Э.И.: М-м
В.Ш.: Ну, вы сами понимаете это, уже тут наше дело сочинить отрепетировать и записать:
Э.И.: Так.
В.Ш.: : а дальше мы уже конкретным шоу-бизнесом в чистом виде, мы не занимаемся.
Э.И.: Это, чисто, другие ребята занимаются.
В.Ш.: Да.
О.М.: А я, кстати, помню. Я, по-моему, в апреле звонила, как раз, Вам, и Вы мне сказали, что пишете сейчас новый альбом на студии, а параллельно выходит 'Избранное', да? Тогда это было?
В.Ш.: Да-да. Так вот 'Шекогали', там 12 наших новых песен и 13-ая - это такой классический номер. У нас, наш басист Слава, он от своего папы унаследовал коллекцию песен, с которыми раньше люди ходили по электричкам:
Э.И.: Ага.
В.Ш.: : и просили помощи.
Э.И.: Так.
В.Ш.: Если раньше с большей выдумкой просили, сейчас-то, просят там: 'Поможите, мы люди неместные':
О.М.: Ну, да.
В.Ш.: : а раньше песней.
Э.И.: Володя, Володя, Володя, остановись. Я попробую угадать, с какой песней они ходили, просили. Это, наверное, что-то, с такими косичками, так '
No woman, no cry'.
В.Ш.: Ну.
Э.И.: Ну
В.Ш.: И с этой тоже. Да, ну.
Э.И.: Не угадал.
В.Ш.: Но, в принципе, вот там есть одна такая песня, которую мы решили спеть, где есть такие слова, что вот, там, в далеком где-то Лондоне, дыр-дыр-дыр, там, в портах, танцуют танец шекогали до зари, то есть нам само понравилось словосочетание.
Э.И.: Ага.
В.Ш.: Что вот такое, что-то такое, в танце в этом загадочное заграничное. Сделав лингвистические, некоторые, научные изыскания, мы поняли, что, скорей всего, в слове 'шекогали' - тот человек, который ходил по электричке - ему было трудно спеть шейки и хали-гали:
О.М.: М-м
Э.И.: Так.
В.Ш.: : и он спел 'шекогали'
О.М.: Ну, да, точно. Я уж подумала, что там хали-гали должно быть.
В.Ш.: Да.
О.М.: Ясно. А, что ж тогда с песней Боба Марли '
No woman, no cry'? Эльмар пытался уже сумничать.
В.Ш.: Во-первых, это песня не Боба Марли, а некто господина Форда:
Э.И.: Так.
В.Ш.: : который и был автором этой песни.
Э.И.: Вот она, историческая справедливость-то.
В.Ш.: Да. Вот дело в том, что нам эта песня всегда очень нравилась, и мы ее с удовольствием играли, но мое знание английского, английского ужасающее.
О.М.: М-м
Э.И.: И поэтому вы ее перевели как 'родная не плачь', да?
В.Ш.: Да. И поэтому, вот, насколько мои знания позволяли, про что эта песня:
Э.И.: Ага.
В.Ш.: То есть я ее не делал, как скажем, построчный перевод. А вот мне показалось, что эта песня про это. Теперь говорят, что эта песня абсолютно не лирическая, а сугубо, не политическая - остросоциальная, потому что она начинается со слов 'Нет не так уж плохо все у нас, есть еще надежда'.
О.М.: М-м
В.Ш.: Вот. И 'Родная, не плачь' это все относится к обстановке в стране.
О.М.: А это, как это, обработка тоже в стиле регги, да, вы ее записали?
В.Ш.: Ну, в принципе, мы постарались вот эту вот американо-имальскую песню исполнить абсолютно по-русски, адаптировать ее под группу 'ЧайФ'. И те люди, кто не слышал этой песни, такие еще случаются в нашей глубинке, встречаются:
Э.И.: Так.
В.Ш.: : они считают, что это песня группы 'ЧайФ', потому что и мелодика, и ритмика, абсолютно, вот группа 'ЧайФ'.
Э.И.: Типа Боб Марли здесь не причем совсем?!
В.Ш.: Нет, мы-то этого не отрицаем, поэтому мы в конце, абсолютно конкретно, так, отправляем слушателя:
Э.И.: На историческую родину этой песни?
В.Ш.: Да. И в конце, там, все-таки, не я, но голосами Владимира Бегунова и нашего звукооператора исторически справедливая фраза на английском языке про
no woman, no cry.
О.М.: No woman, no cry: А:
В.Ш.: Да.
О.М.: А, Владимир, и последний вопрос. Как у вас прошли волнения-то народные в день конституции. Говорят,:
Э.И.: Праздники.
О.М.: : что у вас там хуже всего было.
В.Ш.: А, что у вас подразуме: какой критерий?
Э.И.: А, нет, хуже всего, в смысле того, что народ менее всего на улицу-то выходит, поэтому не было тусовки-то такой коммунистической.
В.Ш.: Ну, в общем, вы знаете, я видел колонну, которая выходила. Зрелище было достаточно удручающее, честно скажу, потому что валил снег, ветер дул, вышли люди, закутанныев шубы, абсолютно, вот такие, какая-то траурно-похоронная процессия была.
Э.И.: М-м.
В.Ш.: Я не берусь осуждать этих людей. Это абсолютно их право. Мне было даже немножко жаль, что им с погодой не повезло. Все-таки, ну, собрался народ - куча, должно было быть, как-то, весело, с песнями, я же помню демонстрации.
О.М.: Каждая тусовка имеет право проходить хорошо и весело.
В.Ш.: Ну, в общем да, то есть работал в студии весь день и поэтому, так вот, абсолютно случайно застал прохождение колонны.
Э.И.: Володь, ну, что наша, тогда, телефонная тусовка сейчас подходит к концу, потому что не смеем мы отрывать от работы.
В.Ш.: М-м
Э.И.: Я так думаю, раз такой бодрый голос, значит товарищ Шахрин работает.
О.М.: Володь нужно напомнить когда же концерт-то в 'Горбушке' пройдут.
В.Ш.: Насколько я знаю, они состоятся 17 октября. Так это в субботу, я так понимаю.
О.М.: М-м
В.Ш.: Мы приглашаем всех.
О.М.: А можно мы тоже придем?
В.Ш.: А приходите.
О.М.: Ну, тогда, до встречи. Володь, мы обязательно, тогда, захватим с собой ярко желтую майку от нашего спонсора 'Чай Lipton - yellow label' и передадим тебе. Чай 'Lipton' - знак хорошего вкуса.
В.Ш.: Хорошо, только настоящий, непаленый?
О.М.: Нет.
Э.И.: О
'кей.
В.Ш.: Все, договорились
.
Э.И.: Ну, все.
О.М.: До встречи.
Э.И.: Счастливо.
О.М.: Пока.
В.Ш.: Пока