Я молодой ?41'96

'ЧайФ': Шаг за шагом.

Глупые музыканты стараются налаживать контакты со средствами массовой информации, умные - с публикой, а популярные уже сделали и то и другое одновременно. К последним могу смело, не опасаясь гневных выкриков, как со стороны прессы, так и со стороны публики, отнести 'ЧайФов' - Rolling Stones русского рока. Бывая на их концертах, я ни разу не видела блефа со стороны группы, они отдают всю свою любовь и энергию публике, а та, в свою очередь, отдает им самое дорогое - свое сердце, бьющееся в такт любимой музыке. Это и называется - чистая любовь, честная любовь, с одним из объектов которой я недавно имела задушевный разговор.

-Поведайте миру об отношениях с коллегами по цеху, с друзьями-музыкантами.

-Когда мы с группой первый раз выступали перед свердловской музыкальной общественностью, то вся группа была сразу похоронена нашими специалистами. На следующий после концерта день богемная публика с работы моей жены всячески обсуждала нас и вынесла-таки вердикт: "Ну нет, они никуда не вылезут". Потом люди более близкие сказали мне: "У вас есть неплохие словосочетания, вы можете сочинить хорошую мелодию, но на гитаре вы играть не умеете и не научитесь играть никогда". И, в принципе, я рад, что Вовка Бегунов не стал виртуозным гитаристом, но он один из немногих музыкантов в нашей стране, который имеет свой стиль звукоизвлечения, у него есть своя манера, абсолютно разгильдяйская, непредсказуемая, с нотами мимо гармонии иногда, но она есть, и это очень ценно. Валерка Северин надежный человек, надежный барабанщик, все очень четко чувствует, поэтому с ним не напряжно. Нам сильно нужно, чтобы за нашими спинами была четкая и надежная ритм-секция, которая позволяет нам делать все, что нам взбредет в голову, - это Валера. Наш новый гитарист Слава - еще один тип музыканта, которым я очень дорожу, он не показывает, как он может, какой он виртуоз, он играет так, как это нужно для группы. Сейчас масса музыкантов сольных по своей натуре, которые тут же начинают тянуть одеяло на себя, поскольку не умеют аккомпанировать, работать на общую идею. Славка и в разных коллективах работал, и в ресторанах, и за границей уличным музыкантом был, он знает реально цену хорошей интересной работе, он говорит, что ему интересно с нами, да я и сам вижу - его в коллектив засасывает, как в воронку. Еще есть человек - Илья Спирин, наш свердловский директор, который, если надо, без комплексов переодевается в черную футболку и выполняет на сцене работу гитарного техника. Ну и, конечно, еще есть Дима Гройсман - наш московский человек. Я знаю очень много музыкантов, которые обманывают, вот они все время ходят и говорят, что на них наживаются, их надувают, а мы Диме абсолютно доверяем, поэтому я считаю, нам с людьми повезло.

- А как отношения складываются с другими группами?

- С питерскими и московскими группами общаемся, в основном, на гастролях, а это дружбой назвать нельзя. "Привет".- "Привет". -"Как дела? Что нового? Какой у тебя инструмент?". А вечером напились, друг другу комплиментов наговорили. Хотя в этом тоже есть свой кайф, какая-то энергетическая подпитка. Со свердловскими музыкантами общаемся, хотя многие из них и уехали. Уехали "Наутилус", "Агата", "Настя". Кто-то вообще перестал заниматься музыкой и ушел в другие сферы. Пантыкин из "Урфина Джюса" имеет сейчас свое музыкальное агентство и небольшую студию. Остальные члены группы - Егор Белкин с Настей в Питере живут, Вова Назимов, что в свое время играл в "Наутилусе" и у нас на барабанах, - вообще сейчас музыкой не занимается.

- Несмотря на сей прискорбный факт, вы, видимо, продолжаете любить свой город.

- Городишко у нас в меру мерзопакостный, такой рабоче-пролетарский, достаточно грязный, унылый и циничный, в котором, как ни странно, живут все мои друзья, мои родители, мои дети, в котором существует наша группа. Люди там живут не хуже, чем в Москве, - такие же шмотки, такие же квартиры, такие же машины, но общая атмосфера достаточно гаденькая. Как ни странно, мы любим этот город, а город любит нас. У меня так вообще есть своя теория - теория болотного карася: да, грязно, да, все илом заросло, а другой рыбы вообще не водится, но возьми и пересади карася в аквариум с золотыми рыбками и подводными замками, и через три дня он всплывет кверху пузом. Да и, если честно, у нас нет там никаких моральных проблем, потому что к нам хорошо относится официальное руководство и бандитские круги, с которыми у нас нет ничего общего.

- Город, говорите, любит, а публика?

- Публика разная бывает. Наверное, я не очень люблю сборные концерты, они какие-то полушаровые, когда люди не идут на что-то конкретное, а идут просто провести время. Поэтому я люблю, когда в афишах написано конкретно: группа 'ЧайФ'. Например, мы ездили на таджико-афганскую границу и дали отличные концерты перед русскоязычными ребятами, а потом поехали на заставы, где солдаты в основном таджики и по-русски вообще ничего не понимают. Вовка Бегунов тогда правильно сказал: "Все равно, что поставить двадцать холодильников и играть перед ними", - те же ощущения. Таких трудных концертов я больше не помню, понимаешь, у них в глазах вообще ничего не было. В песне "Моя квартира" они слышали словосочетание "холодильник-шакал" и говорили друг другу: "О! Шакал, шакал!" Приятно, когда люди пришли на тебя, тогда все становится на свои места. Они потратили свое личное время, потратили деньги и пришли. Изначально ты им уже должен, они первый шаг сделали и не обязаны ни любить тебя, ни фанатеть, ты обязан сделать следующий шаг, ты должен донести им свое хорошее настроение, свое умение, вот тогда начинается доверительный разговор.

- Как вы относитесь ко всяким премиям в области музыки?

- Премию "Звезда" я по телевизору смотрел, она на меня вообще достаточно странное впечатление произвела, я думаю, что если бы там изменили в названии одно слово, назвали бы "Московская профессиональная премия Звезда", то было бы нормально и все правильно поселено, но она же была всероссийской, и было ощущение, что люди, которые это все делали - собирали, судили, раздавали награды, они не выезжали за пределы кольцевой дороги, не знают, что там делается. Судится лучшее шоу года, автоматически лучшее шоу в Москве. Или оценивают лучшую рок-группу. Мне нравится "Моральный кодекс", но они не могут быть лучшей российской группой, не имея никаких гастролей.

- Ну и напоследок спрошу, войдет ли песня, так запавшая мне в душу, "Кто-то хитрый и большой", в новый альбом?

- Да, безусловно, мы ее пока назвали "Колыбельная". Это, наверное, единственная песня, которую я посвятил собственным детям, и даже строчка из нее принадлежит младшей дочери. Моя мама сказала, чтобы я зашел в Дом культуры на выставку детских рисунков посмотреть на рисунки дочери. Я зашел, честно скажу, для галочки, просто, что я был, чтобы дочери приятное сделать. Но я увидел нечто, что меня поразило, - на листе бумаги было нарисовано лицо, которое не входило в него по объему. Обычно же дети компонуют достаточно традиционно свои рисунки, а тут на размытом акварелью лице не было ушей и макушки. И было подписано: "Кто-то хитрый". Я просто подумал: "Ни фига себе".

- Влияет ли как-нибудь родительская слава на ваших чудных дочек?

- Знаешь, я этого пока на своих детях не чувствую. Они ходят в обычные школы, играют со всеми во дворе, а иногда их друзья у нас дома собираются. Ни они, ни их друзья не воспринимают меня, как какого-то известного человека. Вокруг меня нет телохранителей, нет машины к подъезду и прочих атрибутов звездности и пафосности. Я только недавно сказал Бегунову: "Я все лето дома не был, а девчонки были в деревне у родителей, я приехал домой и вдруг увидел, что у меня абсолютно взрослая красивая дочь, ей 14 лет, и она просто красивая девчонка - красивые ноги, красивые волосы, да Юля просто красавица". А младшая, Даша, всегда была очень смазливой девочкой - такая блондиночка, вокруг которой все время куча пацанов крутится. Я помню еще в детском саду, когда она мне рассказывала про своих женихов, я спросил, дескать, к чему тебе их так много, а она мне: "Всего три". - "А почему три?" - "Один в садике, один во дворе, разве много?" - "А третий зачем?" - говорю, а она мне так абсолютно серьезно отвечает: "А вдруг кто заболеет".

Елена САМОЙЛОВА