Газета 'Вечерние Ведомости'(г.Екатеринбург).
9 июля 1999г
.
Кое-что о 'Шекогали'

Восьмого июля студия "Real-records" выпустила новый альбом группы Чайф. Владимир Шахрин "сбился со счета", но друзья подсказали, что "Шекогали" станет 13-м альбомом. Видимо поэтому он лежал на полке целых полтора года. Но если бы не такой срок, в него не вошли бы хиты "В ее глазах" и "Аргентина-Ямайка - 5:0" В альбоме 14 песен, его оформил известный московский фотохудожник Михаил Королев. Уже сняты клипы на песни "В ее глазах", "Аргентина-Ямайка - 5:0" и "Завяжи мне глаза". Партию бэк-вокала в песне "Маленький белый ход" исполнили две участницы хора Вознесенской церкви. Запись альбома происходила на екатеринбургской студии "АВА-рекордз".

Несмотря на плотный график гастролей, Владимир Шахрин нашел время рассказать о каждой песне нового альбома.

Кончается век - первой из альбома заиграла на FM-радиостанциях полтора года назад. Тогда многие отметили новый современный звук, говорили, что группа зазвучала по-новому, и станции поставили песню в жесткую ротацию именно из-за этого. Сейчас, мне кажется, 'Кончается век' звучит очень стандартно, все так играют. Хотя смысл песни, наш взгляд на то, что же такое новый век, все равно остается. А новый век - настолько условная цифра...хотя бы потому, что смена веков, тысячелетий у разных религий, вероисповеданий разная, у них свои там исчисления, поэтому это просто будет какой-то день. Дата в календаре, лист оторвался. Нам кажется, главное, чтоб у человека остались те же ценности, что были раньше.

Мой фильм - интересна тем, что автор её - Слава Двинин. Когда приглашенный музыкант, три года проработавший в группе, становится как минимум членом семьи, как максимум, членом банды, это, я считаю, некий этап в жизни группы. Слава принес эту вещичку, мне очень понравилась её ритмическая структура, я немного изменил слова припева и дописал последний куплет. Так как песня - не моя, Слава её написал, прочувствовал, мне было очень важно найти что-то свое, своего героя, вот я его в последнем куплете нашел. "Чем выше солнце, тем короче тень на песке, она смеется, а он в древнерусской тоске". Мне вдруг показалось, что нужно было поперчить это дело, хотя бы за счет Борис Борисыча. Это был как раз тот этап в жизни, когда мы очень часто встречались. Мне очень нравится этот человек как музыкант, как художник, как личность.

В ее глазах - ('Есть еще здесь хоть кто-то кроме меня') - она была одной из самых последних написана. Дмитрий Гройсман (директор Чайфа) говорил, нужен какой-то жесткий, ударный номер, а я долго не мог найти, от чего оттолкнуться, тему какую-то. Видимо, смотрел сначала очень далеко, а потом - заглянул в комнату к собственным детям, и вдруг всё стало понятно. Вобщем-то эта песня о моих девчонках и об их компании. У меня дома - полный дом подростков, с утра до вечера. Одни приходят попить, другие поесть, на компьютере поиграть, на гитаре побренчать: Проходной двор, и мне это нравится. Так что это их песня.

Родная, не плачь - одна из любимых наших песен. Боб Марли стал самым известным исполнителем песни Джеффа Форда. Её многие-многие исполняли, а кто такой Джефф Форд - до сих пор никто не знает. На английском петь для меня противопоказано. Петь, не зная языка, это как минимум неуважение к этому языку. Поэтому я написал слова, это даже не подстрочный перевод. Просто оттолкнулся от фразы "No woman, no cry" - а как русский человек может сказать то же самое? Задача была очень простая: взять стопроцентно западную песню и адаптировать ее на русскую почву, чтоб у нее не просто были русские слова, чтобы она звучала по-русски. Поэтому сохранив гармонию, и, в общем-то, даже внутреннюю рэггийную ритмику, мы сделали её напевной. И те люди, которые не знают оригинала, а такие, как это ни удивительно, есть, считают эту песню настоящей типичной песней группы Чайф.

Завяжи мне глаза - была написана в начале 80-х годов. Она записана в акустическом варианте, мы играли её на концертах: Это следствие такой нормальной, здоровой любви к старым песням, которая есть у нашей группы. Иногда появляется чувство, что какая-то песня на определенном этапе много сделала для группы, а мы для нее сделали не все. Так случилось с песней 'Рок-н-ролл этой ночи': она стала хитом в 90-х, хотя была написана в начале 80-х. Песня нравилась нам по смыслу, по настроению, но не очень нравилось, её музыкальное решение. Мы вошли в студию, чтобы придумать ход для этой песни, пробовали играть её по-разному и понимали, что занимаемся чем-то не тем, у нас не получается. И вдруг просто :чаю попили и начали играть: Я предложил, давайте вот в таком рисунке музыкальном, Вовка (Бегунов) тут же сделал гитарный риф, Петрович (звукорежиссер) подсказал басовую партию, все включились: Вот так получается идеальный музыкальный продукт группы Чайф, когда делается все быстро, естественно, и все принимают в этом участие. 'Завяжи мне глаза' - вторая сказка про Золушку в нашем репертуаре после 'Рок-н-ролл этой ночи'. На эту песню снят неплохой клип - Андрей Новоселов, тот же режиссер, который снял клип "Скорбец" для Гребенщикова. Как снимали клип - отдельная история: Взяли в аренду ремонтирующийся дом Пашкова напротив Кремля, все это было в марте, шесть градусов тепла, в доме:два, а мы в рубашечках, пиджаках, Валеру еще водой поливали. При том, что по сценарию Славу должны были поливать, но так как режиссер не очень в нас разбирался, он сказал - вот этого. Валерка закричал, что выбрали уже Славу, но с режиссером разве поспоришь? Поливали водой, в клипе даже видно, что от него пар идет. Ничего, все выжили.

Твоя светлая муза - песня очень автобиографичная. Многим кажется, что там какой-то странный набор слов. Но если выйти на улицу Декабристов в Екатеринбурге, напротив метеогорки встать (на этом месте когда-то стоял дом, где я родился), все остальное станет понятным, откуда серые горы, синоптики, которые врали беззлобно, обещая попутного ветра, откуда вообще эта светлая муза взялась и что с ней надо делать, там ни одного слова искусственного нет.

Сентябрь - произведение Бегунова в соавторстве с Робертом Газизулиным, который учился с нами в техникуме. Я его стихи тоже немножко переделал под себя: некое стихотворение Сентябрь и текст песни Сентябрь все-таки разные истории. История повторяется: нам кажется, что песня вкусно сделана, звучит классно, а музыкальные критики не замечают её. Даже были предложения убрать эту песню из альбома, потому что она тянет его вниз, но я считаю, что это неправда. Я сам слушаю её с удовольствием, пройдет время, так же её будут слушать все.

Аргентина-Ямайка - пять-ноль - появилась самой последней, когда альбом был уже записан. История её очень простая. Будучи одаренным собственным коллективом на прошлый день рождения поездкой в Париж, во время чемпионата мира по футболу, среди праздника, я вдруг увидел совершенно другую эмоцию, другую реакцию на футбольный матч. Обычно кругом бешеные такие мужики, сумасшедшие, которые в метро начинают прыгать так, что вагон на резиновом ходу начинает раскачиваться. И вдруг я увидел абсолютно грустных людей, которые на Трокадеро, возле Эйфелевой башни сидели, по барабанам били, пели такую очень ритмичную танцевальную, но тоскливо-грустную песню:Это был целый спектакль: ямайцы играют, а аргентинцев все больше, и вот уже танцуют - победившие аргентинцы, а проигравшие ямайцы всё поют свою песню и играют: Я написал стихи сразу по возвращении, потом появилась мелодия. Мы ради шутки исполнили её где-то, и все, кто слышал, говорили - мелодия этого лета! Не могли сопротивляться уговорам, пришлось записать эту песню.

Кошка - очередной реверанс Питеру и всем друзьям, питерской манере общения. Про некую мужскую компанию - могли быть мы, а могли быть не мы. Очень простой стандартный блюзовый квадрат, но всегда самое сложное сделать на трех аккордах с блюзовой мелодикой что-нибудь хорошее. Проигрыш на губной гармошке удался. Такая мужская песня о любви.

Маленький белый ход - грустная, но очень:оптимистичная, как все, что делает группа Чайф. Что бы ни происходило, все равно где-то остается маленькая лазеечка, чтобы свет проникал, и мы оживали, становились светлее и радовались жизни. Где-то остается маленький черный ход для любви, но как для любви может быть ЧЕРНЫЙ ход? Очень удачно девочки поют из хора Вознесенской церкви.

Да, это я (Матаня) - одно из направлений фольклора - Матаня - угар, когда несколько гармонистов начинают играть одно и то же. Частушки кто-то один поет, а Матаня - такой: ураган. Мы надеемся, что этот музыкальный стиль войдет в широкие массы. Исполняя эту песню, мы показываем, как надо танцевать Матаню: вприсядку, руки на груди, но главное - серьезное лицо. За этим стилем - будущее, это будут слушать и танцевать наши внуки.. Это наш творческий вклад в ХХI век.

Я рисую на окне (Шкала) - песня на стихи Сережи Шкаликова, актера МХАТ, который ушел от нас в декабре прошлого год. Он был нашим большим другом, мы его безумно любили, это самая большая потеря за десять лет: Мы написали мелодию, когда он был еще жив. Телепрограмма Театральный понедельник снимала, как мы ему ее первый раз играли: Эту песню взяли в фильм Владимира Басова-младшего, где Сережа успел сняться в 20% от своей роли. Сейчас переделывают сценарий, чтобы его роль осталась в фильме. Первые полгода нам было просто трудно играть эту песню. Сейчас мы хотя бы в состоянии допеть ее до конца.

Мы делаем шаг - могла бы звучать в продолжении Бременских музыкантов, которое сейчас снимают! "Ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету:" Это про группу Чайф, которая путешествует, двигается, не бывает дома:"Мы делаем шаг" - песня современных уральских бременских музыкантов. Есть удачное постбитловское звучание в мелодике, аура и настроение Битлз появляется.

Шекогали до зари - её жанр трудно определить: не блатная, не шансон, просто старая. Слава нашел её в тетрадке, которая досталась ему по наследству от папы. Нравится припев песни: под словом "дрипапец-пец-пец" можно подразумевать все, что угодно. Была записана в абсолютно естественных для песни условиях: взяли две акустических гитары, специально обученный человек расстроил их как надо. Вышли на лестничную площадку студии, старого, 40-х годов здания, поставили микрофон и дурными голосами записали эту песню, получив огромное удовольствие. Она как бы есть в альбоме, её как бы нет, как будто люди записали альбом, отработали, вышли покурить и расслабились. Некий выдох после альбома. Такое бывает: попили чаю с тортиком, и - эх, ладно! - еще соленый огурчик на дорогу! Это был соленый огурец.

7 июля музыканты группы Чайф отправились на музыкальный фестиваль рок-музыки на Алтай. Будем ждать от них новых историй по возвращении.